На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Роджер Палверс: «Почему в Японии перевелись “книжные черви”?»

Предлагаю вашему вниманию перевод статьи известного журналиста Роджера Палверса (Roger Pulvers) «Why have Japan's bookworms turned?», опубликованной в "The Japan Times" (перевод материала - проект Fushigi Nippon).

Когда я приехал жить в Японию в 1967 году, я был поражён тем, сколько пассажиров в поездах читали.

Литература широко обсуждалась как в СМИ, так и в разговорах обычных людей. Я бы описал Японию как нацию книжных червей.

На протяжении 70-80-х гг. прошлого века продажи книг и периодических изданий постоянно росли. Но потом грянул кризис 90-х и от библиофилов остались одни лишь червоточины. С тех пор издательских бизнес медленно, но неуклонно затухал. Вы могли бы подумать, что люди повернутся от рушащейся экономики обратно к книгам, чтобы хоть где-то найти что-то хорошее, но вместо этого они, по всей видимости, присосались к экранам своих компьютеров и мобильных телефонов.

Всё это открылось для меня, когда в прошлом месяце я посетил лекцию эксперта по издательскому делу Хироси Ёсиды (Hiroshi Yoshida). Ёсида работал в издательских компаниях «Magazine House» и «Kadokawa Shoten» прежде, чем стать независимым редактором и консультантом.

«Издательский бизнес в Японии», - говорит он. – «В настоящее время обладает оборотом в 20 млрд. долларов. И это по сравнению с 21 млрд. долларов в той же Америке в 2005 году. На самом деле с середины 90-х гг. прошлого века наблюдается ежегодный спад примерно на 2% в год. Больше всего для издательского бизнеса сейчас подходит термин «дзитэнся согё».

«Дзитэнся согё» («jitensha sogyo») – это японский термин для обозначения крайне скудных операций, которые еле-еле поддерживают некий вид бизнеса или другого дела на плаву.

Чуть менее половины из тех 20 млрд. это продажи манги и книг, а всё остальное – периодические издания. Я попросил Ёсиду сравнить издательский бизнес с другими предприятиями в Японии.

«Индустрия патинко в год приносит около 270 млрд. долларов. Книги и периодические издания, как уже говорилось, около 20 млрд. долларов. Столько же, сколько получают предприятия, изготавливающие тофу и футоны, вместе взятые».

Я подумал, что обороты патинко могут сравниться с ВВП Сингапура, но я бы всё же выбрал книги, футоны и тофу.

Книги в цифрах, или Немного статистики

В Японии существует около 1800 издателей. Штат 1200 из них насчитывает четверых или ещё меньше сотрудников. Ещё в сотне трудится от 5 до 9 сотрудников. В 550 издательствах работает до 20 человек и только в шести издательствах количество работников колеблется от 1000 до 2000 человек. И сверх этого только в двух издательствах количество работников перевалило за 2000 человек.

Количество книжных магазинов в Японии чрезвычайно велико – около 17000 (для сравнения: в Штатах, население которых превышает численность населения Японии вдвое, всего около 6000 книжных магазинов. При этом, правда, книги можно купить в супермаркетах или аптеках.). Но этот показатель снижается с каждым годом. В жилых районах число книжных магазинов сокращается в связи с появлением всё большего числа Интернет-магазинов и крупных книжных супермаркетов в крупных торговых районах.

Нет никаких сомнений в том, что чтение книг является неотъемлемой частью, если угодно, издательской отрасли и книготорговли. Поэтому я обратился к другому эксперту, Ясуси Канэко (Yasushi Kaneko), хорошо известному издателю, который со всем пылом посвятил себя благородному делу выживания книжного бизнеса в Японии.

Когда книжный центр «Аояма» в Токио обанкротился в июле 2004 года, Канэко не сидел, сложа руки. Он подал петицию, чтобы заручиться поддержкой для книжного центра и спасти его, и в результате в сентябре того же года центр был открыт в Роппонги новым владельцем.

«Что касается издателей в этой стране, то они страдают даже больше», - говорит Канэко. – «Число возвращаемых книг очень высоко. Если считать вместе с журналами, то это почти половина. Выживают издатели сейчас только на 10% своих книг, которые являются бестселлерами».

Существует одна вещь, которая сдерживает продажи книг в Японии, - это закон, который запрещает магазинам и другим торговым точкам продавать книги по стоимости ниже той, которая написана в прейскуранте. Теперь этот закон, очевидно, будет пересматриваться и если его аннулируют, то Вы несомненно увидите, как увеличится количество точек продаж, рассчитывающих на Ваши Йены. Вот только окажет ли это положительный эффект на издательский бизнес или устоявшиеся книжные магазины – вопрос открытый.

Но что же заставило японскую нацию отвернуться от книг?

Ёсида указывает на несколько факторов. «Интернет – одна из причин для снижения [продаж книг]», - говорит он. – «Мобильные телефоны – вторая причина. Прибавьте к этому, что книжные магазины стали отдаляться от жилых районов, и Вы безусловно поймёте, что привело к снижению спроса на книги. Кроме того, бизнес по распространению бесплатных газет огромен – около 100 млн. экземпляров. Такие газеты содержат все виды информации, а кроме того в них есть купоны для получения скидок в магазинах, что привлекает читателей».

Я спросил его, действительно ли имеет место тенденция «кацудзи-банарэ» («katsuji-banare»), т.е. отход от печатного слова, даже если те же компьютеры до сих пор полагаются именно на слова.

«Конечно, люди отказались от печатной продукции. Да, компьютер по-прежнему полагается на слова, но кацудзи-банарэ куда более широкое явление, при котором люди будут избегать длинных предложений и подробного объяснения вещей – каждый хочет, чтобы всё было коротко и ясно, и это побуждает их отказываться от книг».

Корабли в ночи

Стремление к компьютерам и мобильным телефонам не является уникальным японским явлением. В США, к примеру, творится то же самое. Продажи книг в Америке составляют около 25 млрд. долларов в год, т.е. недалеко ушли от аналогичных оборотов в Японии. Периодические издания в США «грязными» получают около 24 млрд. долларов, что снова примерно эквивалентно с японскими суммами. Но при этом продажи книг в США год за годом понемногу растут.

Американские и японские суда прошли сквозь ночь и теперь должны увеличить свою прибыль в будущем. Вернутся ли японцы к книгам для просвещения, удовольствия и утешения? Обречено ли традиционное книжное издательство на вымирание? Издатель Канэко не слишком оптимистичен.

«Я думаю, нас ждёт множество банкротств и слияний», – говорит он. – «Вот почему мы, издатели, должны продолжить оказывать поддержку книжным магазинам и их служащим. Мы все сидим в одной лодке».

Выплывет ли эта лодка из болота, которое образовалось за два десятилетия? Журналист с NHK прекратил выпуск своей популярной еженедельной программы по обзору книг, которая выходила в 8 утра в воскресенье на канале BS-2. Кроме того, литературные курсы сейчас крайне непопулярны, в отличие от прошлых лет, а концерты по ТВ упростились настолько, что только болван дал бы на чай местным артистам. И не существует местной Опры Уинфри, которая могла бы убедить зрителей взяться за книги и почитать немного.

Возможно, в не слишком отдалённом будущем японцы возьмут в руки свои электронные устройства для чтения книг, которые уже сейчас можно найти в магазинах и которые выполнены «под книгу», загрузят и прочитают что-то, возможно даже это будет что-то из классики.

Поедать тофу и валяться на футоне с электронной книжкой? Не слишком сексуально, но что-то мне подсказывает, что это будет подолговечнее, чем патинко. Надеюсь, я не ошибаюсь.

Автор: Роджер Палверс (Roger Pulvers), перевод - Кальчева Анастасия
Источники: The Japan Times (оригинал статьи) и Fushigi Nippon (публикация на русском)

Картина дня

наверх